Повести

Загадочная история в сельской библиотеке

В одной маленькой сельской библиотеке работала рыжеволосая девушка Люба. Каждое утро она подходила к старому деревянному зданию, со скрежетом открывала ключом тяжелый навесной замок из чугуна, долго дергала за холодную металлическую ручку и с трудом толкала скрипучую массивную дверь. В прихожей снимала пальто, плотнее укутывалась в теплый шарф и шла к массивному столу. На нем всегда были аккуратно расставлены ящички с читательскими карточками и каталогом книг.

Читателей числилось немного. И даже те, на кого Люба заводила билет, могли больше ни разу не появиться. В конце года ей приходилось ходить по домам, напоминая нерадивым односельчанам, что книги надо вернуть в библиотеку. Чаще всего пропажу уже не удавалось обнаружить. Один не мог найти, другой уверял, что давно сдал. Третий жаловался, что дал почитать родственнику, а тот не вернул. А четвертый пожимал плечами и отвечал: «Так, наверное, в печке сжег с другой макулатурой».

Люба была девушкой скромной и не перечила. Вздыхала, убирала за ухо непослушный рыжий локон, зачеркивала должника в своей пухлой тетради и шла к следующему дому.

Глава 1. Странная незнакомка в одном ботинке

Сегодня был как раз такой день, когда после работы предстояло идти и пытаться собрать хоть какие-то книги у необязательных читателей. Поэтому настроение с самого утра стало неприятным. Люба, конечно, пыталась с ним бороться и привычно напевала под нос любимые песни из старых советских фильмов. Но не помогала даже «Красавица Икуку». Разумеется, Люба во взрослом возрасте уже знала правильные слова. Но ей нравилось вспоминать детство. Как она вместе с сестрой клала на голову подушки, символизирующие мушкетерские шляпы, и прыгала на пружинной кровати, крича во все горло: «Пока-пока-покачивая перьями…»

Но подушки рядом не было. Как и сестры. И поэтому «Икуку» быстро превратилась в скучное «и кубку». И все вокруг напоминало, что Люба находится вовсе не в детском, а в очень даже взрослом пространстве. Тихом, прохладном и пахнущем пыльными книгами.

Люба вздохнула и стала перебирать карточки, откладывая должников в отдельную аккуратную стопочку.

И вдруг в тот момент, когда Люба добавляла двадцатого забывашку, тяжелая деревянная дверь библиотеки резко распахнулась с оглушительным скрипом. Внутрь тут же резво влетела запыхавшаяся женщина. Похоже, до этого визита на ее голове был правильный пучок с гладко зализанными волосами, но сейчас он съехал куда-то в область уха, а пряди торчали во все стороны.

Люба с молчаливым недоумением окинула взглядом странную посетительницу. Она настолько не вязалась с тихим и безлюдным библиотечным помещением, словно ворвалась сюда из какой-то чужой сказки. Всклокоченная, в пальто с оторванной верхней пуговицей, которая ненадежно болталась на последней нитке. Люба кинула глаза вниз и увидела, что один сапог женщины расстегнут, а вместо другого на ноге ботинок. Этот беглый обзор занял буквально пару секунд. Потому что в следующее мгновение женщина одним махом преодолела расстояние до стола и, тяжело опершись на столешницу, набрала воздуха для своей речи. Которую тут же обрушила на рыжую голову изумленной Любы:

— Здрасссьте! Срочно! Очень срочно! Скорее! Как можно скорее!

Люба отпрянула на спинку стула, едва не завалившись вместе с ним назад. И, собрав всю свою выдержку, как можно спокойнее спросила:

— Здравствуйте. Что именно вам нужно скорее?

Незнакомка посмотрела на Любу с праведным негодованием и закатила глаза:

— Ох, ну как же можно не понимать?

Люба обиженно почесала переносицу, ибо считала себя очень умной девушкой. Ведь она зарабатывала на жизнь интеллектуальным трудом, пока основная часть жителей села трудилась на местной ферме или строила дома.

— Уточните, пожалуйста, — максимально вежливо сказала Люба, хотя вся ее рыжеволосая сущность уже бунтовала против такой несправедливости.

— Да карту же! Карту вашего села! Вот недотепа! – возмутилась женщина и вознесла руки к небу, поражаясь нерасторопности.

Люба медленно встала со стула, поправив шарфик. И, стараясь сделать свой голос низким, отчеканила:

— Попрошу вас не выражаться.

Однако вместо ожидаемого гневного баса раздался привычный писк, сдобренный возмущенным дрожанием.

Женщина пару раз похлопала ресницами и, ударив себя по бедрам, расхохоталась. Длилось это недолго, потому что она тут же вытерла слезы смеха возле век и сурово воззрилась на Любу:

— Ладно. Мне не до сантиментов. Перейду сразу к делу. Сказали, что в библиотеке есть карта вашего села. Она мне нужна прямо сейчас.

Люба поправила свою самодельную вязаную кофточку, одернула подол шерстяной юбки и с чувством достоинства вскинула рыжеволосую голову:

— Да. В нашей библиотеке есть все. Есть. Да не про вашу честь!

От последней смелой фразы у Любы даже у самой захватило дух. Потому что такую дерзость она еще не позволяла ни в чей адрес. За все свои 19 лет. Люба уже внутренне готовилась к тому, что сейчас эта незнакомка взорвется и начнет орать. «А может, даже и ударит. Или начнет тут все громить. Да мало ли на что еще она способна, эта странная незнакомка», — лихорадочно соображала Люба, стараясь не показывать вида.

Лицо женщины вдруг сморщилось, и она так резко подалась вперед, что Люба зажмурилась, ожидая удара. Однако вместо этого незнакомка просто тяжело похлопала ее по плечу и снова расхохоталась:

— Вот теперь ты мне нравишься! Смелая девчонка!

Люба открыла глаза и подумала, обижаться ей на такое обращение или нет. Обижаться почему-то не хотелось. Поэтому решила принять как должное. Может, даже как комплимент.

— Да, я такая, — уверенно заявила Люба, опять поражаясь своей смелости.

— Отлично. Но карту все-таки дай. Очень надо! – попросила незнакомка и приложила кулак к своей груди, демонстрируя, что позарез нужна эта карта.

Люба кивнула и отправилась к нужной полке. Там, почти не глядя, протянула руку к тонкой брошюре. Люба наизусть знала, где какая книга находится. Ведь порядок поддерживался идеальный.

Женщина сразу кинулась к ней, но Люба успела спрятать синюю брошюру за спину и сказать:

— Извольте записаться. Мы выдаем только по читательскому билету.

Незнакомка закатила глаза под самый потолок:

— Вот зануда… Говорю же, срочно надо! Неужели по мне не видно?

И женщина выразительно указала рукой на свой внешний вид. Люба быстро смерила взглядом собеседницу и невозмутимо двинулась к столу со словами:

— Я здесь и не такое видела. Это же деревня.

Женщина хмыкнула, вздохнула и тоже подошла к столу.

— Ваш паспорт, пожалуйста, — уверенно заявила Люба, ступив на знакомую библиотекарскую почву.

Незнакомка опять хлопнула себя ладонями по бедрам и захохотала, задирая голову вверх. Люба терпеливо ждала, когда женщина отсмеется.

— Посмотри же на меня! Разуй глаза! В каком месте у меня должен быть паспорт? Даже сумки с собой нет! И карманов! – ответила собеседница, распахивая пальто, под которым был обычный домашний халат.

— Нет паспорта – нет читательского билета. Нет билета – нет книги, — решительно вынесла вердикт Люба и положила свою ладонь на брошюру.

— Да я сейчас… — начала было угрожать женщина и подалась вперед.

Но Люба предупреждающе выбросила вперед руку и многозначительно сказала:

— Работает видеонаблюдение.

Лицо женщины исказила гримаса, однако она овладела собой и нервно заходила по помещению. Люба незаметно выдохнула. Потому что, конечно, никаких камер наблюдения в сельской библиотеке не было. Тут и свет-то не всегда работал, не говоря о каких-то иных благах цивилизации.

— Но вы можете воспользоваться книгой в нашем читальном зале. Это разрешено, — осторожно заметила Люба и посмотрела на гостью.

Та сразу остановилась и метнулась к столу:

— Давай! Где тут ваша изба-читальня?

Люба предпочла пропустить мимо ушей насмешку и с достоинством ответила:

— Здесь. За моим столом.

Женщина сделала шаг по направлению к ее стулу, но Люба успела остановить жестом:

— С обратной стороны, конечно.

Незнакомка опять расхохоталась:

— Ну и ну! Читальный зал! Единственный стол в библиотеке!

Люба обиженно убрала рыжий локон за ухо и сказала:

— Не хотите – можете идти. Никто здесь вас не держит. У меня полно желающих почитать.

— Ну-ну. Оно и видно! – засмеялась женщина, однако быстро оборвала свой смех и с подозрением уставилась на Любу. – А ты, конечно же, будешь сидеть напротив и подглядывать?

— Вовсе нет. Вы слишком плохо о других думаете. Или судите по себе! – сердито заявила Люба.

Но на самом деле ее любопытство росло с той самой минуты, как эта всклокоченная женщина ворвалась в библиотеку.

— Так будете читать? Или я уберу книгу на место. У меня тут, если вы заметили, всегда порядок, — деловым тоном спросила Люба.

— Буду, буду. Давай сюда, — недовольно буркнула женщина и протянула руку.

Люба отдала ей брошюру и стала заниматься карточками должников, боковым зрением пытаясь понять, что именно незнакомка собирается искать на карте села.

Глава 2. Кто-то упал в лужу

— Так будете читать? Или я уберу книгу на место. У меня тут, если вы заметили, всегда порядок, — деловым тоном спросила Люба.

— Буду, буду. Давай сюда, — недовольно буркнула женщина и протянула руку.

Люба отдала ей брошюру и стала заниматься карточками должников, боковым зрением пытаясь понять, что именно незнакомка собирается искать на карте села.

Женщина так яростно листала страницы, что у аккуратной Любы внутри все сжималось от жалости к брошюре. Не выдержав, девушка подняла голову и сказала:

— Осторожнее, пожалуйста. У нас только два экземпляра.

— Как два?! – воскликнула странная незнакомка и одним движением захлопнула брошюру. – А ну-ка давай вторую! Срочно!

Люба вскинула бровь от негодования, но удержала себя в руках. Впрочем, она вообще всегда была очень сдержанной. Ведь бабушка говорила, что приличные женщины никогда не повышают голос и могут только тайком всплакнуть в чистый носовой платочек где-нибудь в углу. Однако сейчас Люба впервые засомневалась в правоте бабушки. Потому что распускать нюни в уголке совсем не хотелось, а вот ответить в духе нахальной женщины прямо не терпелось.

— Если будете говорить таким тоном, то ничего вы не дождетесь, — вырвались помимо воли слова, и Люба внутренне замерла.

«Что это со мной?» — подумала она. Но долго размышлять не пришлось, потому что незнакомка уже швырнула пролистанную брошюру прямо на библиотечные карточки, любовно разложенные по стопкам.

— Ой, какие мы нежные! И не скажешь, что деревенская дурочка, — ухмыльнулась женщина.

Люба неожиданно хлопнула ладонью по столу и поднялась, указав пальцем на дверь:

— Вон отсюда.

Женщина демонстративно откинулась на спинку стула и закинула ногу на ногу.

— И не подумаю!

— Ах так, значит? – сказала Люба. – Ну тогда смотрите!

А про себя лихорадочно соображала, что же теперь сделать. Решение пришло молниеносно. Люба уверенным шагом двинулась к вешалке с одеждой и стала натягивать пальто, тщательно застегивая каждую пластмассовую пуговицу. Женщина насмешливо наблюдала за этим представлением.

— Ой, напугала! – сказала она и противно захихикала.

Однако смех ее мгновенно угас, когда Люба сделала два шага в сторону стеллажей, выверенным жестом выхватила оттуда брошюру в синей обложке и рванула к двери.

— Э… эй, ты, — промямлила женщина. – Слышь?

На последнем этом слове дверь в библиотеку уже со стуком захлопнулась. И женщина, встрепенувшись, побежала следом. Она выскочила на крыльцо и быстро поглядела вправо. Никого. Повернула голову влево. Никого!

— Эй, ты! Библиотекарша! – рявкнула женщина, и в голосе ее зазвучали панические нотки.

Она еще раз посмотрела по сторонам. Заметила каких-то двух ребятишек, которые гоняли на велосипедах, поднимая вверх фонтаны грязных брызг из луж.

— Эй, мелюзга! – крикнула женщина, метнувшись к ним. – Не видели тут рыжую библиотекаршу?

Мальчики почти одновременно повернули головы в ее сторону, но не стали останавливаться и щедро обдали спесивую незнакомку грязью из-под колес.

— Ах вы! – возмущенно вскрикнула она, оглядывая свою забрызганную одежду. – Ну вы получите!

И побежала за ними. Мальчишки захохотали и со всей мочи закрутили педали. А потом засмеялись еще громче, когда обернулись и увидели, что вредная дамочка уже лежит животом в луже и машет им вслед грязным кулаком.

***

Куда же делась Люба, спросите вы? Она просто слишком хорошо знала и любила свою библиотеку. И ни за что бы ее не оставила в обществе странных незнакомцев. А просто спряталась за углом в дровяном сарае и наблюдала за представлением сквозь щербатые доски. Убедившись, что незваная гостья поднялась из лужи и отправилась прочь (очевидно, переодеваться), Люба открыла брошюру.

«Что же тут может быть особенного?» — думала девушка, медленно листая страницы и разглядывая каждую из них. Дойдя до обложки, пожала плечами: ничего необычного или привлекающего внимания.

На всякий случай решила снова полистать, теперь уже в обратную сторону. И вдруг увидела! Маленький и едва заметный крестик, сделанный старым химическим карандашом. Отметка стояла на заброшенном доме, в котором никто не жил уже несколько десятилетий.

«Хмм. И что там может быть?» — задумалась Люба, почесав нос. Ей хотелось верить, что в нем спрятан не банальный клад, а нечто невероятное.

Терпение, которым обладала девушка, внезапно иссякло. Она поняла: нет сил ждать до вечера. И решила, что закроет библиотеку прямо сейчас. Отправится в заброшенный дом. «Все равно нынче время обхода должников. Да и не хотелось бы, чтобы странная женщина вернулась и потребовала эту брошюру», — окончательно убедила себя Люба и пошла навешивать замок.

Глава 3. Заброшенный дом

Уже через полчаса Люба была на месте. Дом с зияющими дырами разбитых окон, с провалившейся и заросшей мхом крышей, с покосившейся дверью, которая держалась на честном слове.

«Выглядит как-то не очень», — опасливо подумала Люба. Она была очень осторожной и вообще правильной девушкой. Но почему-то не сегодня. Бегло осмотревшись (а то мало ли уже кто-то подсматривает), Люба смело подошла к двери и быстро юркнула внутрь.

Здесь пахло сыростью, пустотой и старостью. Люба маленькими шагами прошла через прихожую и оказалась в единственной комнате, некогда разделенной перегородкой на кухню и все остальное. Под ногами захрустели осколки оконных стекол.

Люба огляделась. Она не знала, что здесь искать и куда смотреть.

«Бабушка говорила, что когда не можешь принять решение, нужно закрыть глаза и прислушаться к сердцу – оно подскажет», — вспомнила Люба. Других вариантов у нее сейчас и не было. Поэтому девушка опустила свои рыжие ресницы и стала ждать, что же ей сердце подскажет.

Но оно почему-то только стучало и стучало. И ничего не хотело говорить. Люба уже начала сердиться, как вдруг почувствовала, что по ее ноге пробежало нечто живое.

Люба в ужасе закричала, распахнула глаза и, попятившись, упала назад. Локоть с треском вошел прямо в щель между досками пола. Девушка взвизгнула от боли, с трудом выдернула руку и с сожалением посмотрела на разорванный рукав пальто.

— Ну вот! А ведь другого у меня нет! – вслух воскликнула она и в остервенении швырнула брошюру в стену. – Я и правда деревенская дурочка! Права она была, права! Поверила я в какую-то глупость!

Последние слова Люба даже выкрикнула. Потому что слезы обжигали глаза. От обиды. Впрочем, и от боли тоже.

Люба села и еще раз осмотрела рукав, потянула за нитку – та казалась бесконечной. Понимая, что так можно распустить пальто еще дальше, девушка откусила нитку зубами и сердито бросила на пол. Та сразу мелькнула в пролом между досками. И только тогда Люба с удивлением заметила: под полом что-то белеет. То ли ткань, то ли белая обложка.

— Нельзя совать руки, куда не следует. Любопытной Варваре на базаре нос оторвали, — повторяла вслух Люба, пытаясь себя убедить.

Но сегодня никакие уговоры не срабатывали. Любопытство было сильнее чувства безопасности. И Люба опустила ладонь в пролом между досками.

Пальцы нащупали нечто мягкое. Люба осторожно провела по нему кончиком мизинца. «Действительно, какая-то ткань. А вдруг это мертвец, завернутый в простыню?» — подумала предосудительная часть Любиной натуры. Но любопытная часть говорила громче.

— Была не была! – воскликнула она.

И, крепко захватив ткань, Люба потянула ее вверх. Она легко поддавалась и скользила сквозь пролом. Чем больше материи появлялось на виду, тем сильнее захватывало дыхание Любы.

— Это же… это же… — шептала она, медленно доставая находку и поднимаясь на ноги.

В руках у нее было шелковое платье цвета слоновой кости, отделанное блестящими лентами, с миниатюрными пуговицами на спине и небольшим шлейфом.

— Свадебное платье! – ахнула Люба, благоговейно разглядывая старинный наряд.

Он был пыльным, с размытыми пятнами от дождя, который сочился сквозь трухлявую крышу. Но ничто не могло испортить такое платье. Оно хранило в себе дух времени, чье-то счастье или утрату. Пахло забытой музыкой, романтическими ожиданиями и чарующей тайной.

Люба смотрела на это платье, как завороженная. «Как в этом захолустье оказалась подобная роскошь?» — думала девушка, не в силах оторвать взгляд.    

Она приложила платье к себе и поняла, что оно длинновато.

— Невеста явно была явно не метр с кепкой, как я, — улыбнулась Люба, подшучивая над собой.

Желание примерить платье было просто невыносимым. Однако переодеваться в этом холодном доме, продуваемом всеми ветрами, казалось немыслимым. «Немыслимым, но оттого еще более притягательным», — отметила Люба. И озорная искорка уже ворвалась в ее рыжеволосую голову.

— Здесь и сейчас! – воскликнула Люба и стала быстро расстегивать пальто, пока не передумала.

Локоть предательски заныл. Но девушка предпочла не обращать на него внимание. И, скинув старую серую кофту, взяла платье и натянула через верх прямо на футболку с джинсами.

Тут-то Люба и поняла, что явно не рассчитала свои габариты. Потому что лиф платья застрял в области плеч. И никак не удавалось пролезть дальше. Люба попробовала стянуть наряд обратно через верх, но и это не получалось.

— Да что ж это такое! – в отчаянии воскликнула Люба, стоя с задранными вверх руками и пытаясь выпутаться из душного платья.

Ничего не удавалось, и девушку уже начала охватывать паника. Дышать становилось труднее, руки затекали, запах запыленного платья казался невыносимым. Люба была уверена, что хуже этого быть не может ничего.

 Однако она ошиблась. Потому что когда прямо рядом с ухом раздался мужской голос, от ужаса у нее подкосились коленки. И это было последнее, что она помнила перед тем, как упала в обморок.

А ведь мужской голос просто вежливо спросил:

— Вам помочь?

07.10.21

Глава 4. Все страньше и страньше (с)

В нос ударил такой странный и резкий запах, что Люба мгновенно выплыла из темноты забытья и распахнула глаза. Сразу села, встряхнув рыжеволосой головой, и с изумлением огляделась. Рядом стояла совершенно незнакомая женщина лет шестидесяти с тусклым стеклянным пузырьком в руках. За его плотным и кривым стеклом чернела густая жидкость. Именно эта колышущаяся субстанция источала тот острый невыносимый аромат, который моментально прояснял мозг и вызывал единственное желание: отшатнуться.

Из-за спины загадочной грузной дамы со смешными седыми буклями участливо выглядывал не менее неизвестный мужчина. Лицо его вроде как выражало обеспокоенность, но выглядело на удивление отталкивающим.

Люба быстро окинула взглядом бархатный диван, на котором лежала, стены с причудливыми обоями, чудовищно тяжелую люстру на потолке. Зажмурилась, помотала головой и снова открыла глаза. Но картинка никуда не исчезла: это помещение и эти люди были совершенно чужими.

— Кто вы? Где я? Куда меня привезли? – растерянно спросила Люба.

— Да, явно еще плоха, — пробормотала женщина куда-то вбок.

Люба обиженно вздернула подбородок:

— Это я-то плоха?

И спустила ноги с дивана. Мужчина сразу сделал едва заметное движение в ее сторону:

— Евгения, лучше вам пока полежать.

Люба нахмурилась и осмотрелась в поисках загадочной Евгении. Но кроме себя и крупной седовласой женщины с мерзким пузырьком в руках ни одной представительницы женского пола больше не заметила. Поэтому уточнила, прищурившись:

— Евгения?

Незнакомцы понимающе переглянулись. Большая женщина властным движением положила руку на плечо Любы, надавила на него и заставила опуститься обратно на диван:

— Зиновий прав, лучше еще полежать.

— Зиновий?! – Люба выскользнула из-под тяжелой руки и буквально взвилась на ноги. – А вы, наверное, Аполлинария? Или Августа какая-нибудь? А то, может быть, и вовсе Пульхерия?

Незнакомцы снова понимающе переглянулись, и мужчина выступил вперед, придав своему голосу столько елейности, что Любу затошнило:

— Евгения, вам пока не совсем хорошо.

— Да что уж там говорить! Конечно, нехорошо! – развела руками Люба, вставая в позу. – Ведь не каждый же день падаешь в обморок, запутавшись в платье. И потом очухиваешься непонятно где. Да еще и путают с некой Евгенией, о которой я сроду не слыхивала!

Мужчина вздохнул и хотел было что-то сказать, но Люба с неприсущей ей решимостью почти отпихнула его и направилась в сторону двери. Однако грузная женщина тут же перехватила девушку за локоть. Люба с возмущением посмотрела на эту тяжелую руку и попыталась сбросить:

— Отпустите меня! Немедленно!

— Уж не про это ли вы платье? – неприятным металлическим голосом спросила седовласая незнакомка и покосилась на одеяние Любы.

Только сейчас она взглянула вниз и ахнула. Действительно, на Любе  было то самое платье слоновой кости с небольшим шлейфом, которое она начала примерять в заброшенном доме и так нелепо запуталась, а потом задохнулась. Или испугалась. Словом, потеряла ощущение реальности.

Люба растерянно провела ладонью по гладкой ткани. И вдруг поняла, что не видит пятен с разводами от дождя и пыли. И само платье кажется вполне опрятным, а не пролежавшим десятки лет под пленом времени, грязи и разрухи.

— Что вообще происходит? – прошептала Люба, обращаясь в никуда.

Она смотрела на подол платья, которое явно было сшито на гораздо более высокую девушку и поэтому волочилось по полу.

— Вот и мне хотелось бы задать вам этот вопрос, Евгения, — вежливо, но с едва скрываемой угрозой сказала незнакомка.

И сжала локоть Любы так, что она поморщилась.

— Руку-то отпустите уже! Вот же я. Стою. Никуда не сбегаю, — сердито попросила Люба и выдернула локоть.

Мужчина покачал головой и снова запел елейным голосом:

— Евгения, мы предлагаем вам все сделать без скандалов и истерик.

Люба сделала большие глаза и насмешливо парировала:

— Да ладно! Любопытно, и что же вы мне предлагаете, уважаемый – как вас там – Зинаид!

— Зиновий, — поправил мужчина, приторно улыбнувшись.

В этой его улыбке Люба уловила только зловещую ухмылку.

— Мне без разницы, как именно вас зовут. Ну так что? Вы что-то там насочиняли и пытаетесь мне рассказать. Я выслушаю. Но времени у меня немного. Учтите. Мне еще обход читателей делать. А вы, я так понимаю, явно не из числа посетителей библиотеки. Ибо вижу вас впервые!

Незнакомцы снова переглянулись, и на их лицах на миг отразилось какое-то недоумение. Седовласая женщина со смешными буклями нашлась первой и, не скрывая своей неприязни, сказала:

— Евгения, вы, конечно, можете и дальше ломать перед нами комедию. Нам не привыкать. Но всему есть предел. Достаточно того, что вы обокрали свою сестру, так теперь еще и…

— Что?! Я?! Обокрала? – перебила Люба.

Она даже потеряла дар речи. И пристально всмотрелась в лица незнакомцев, пытаясь понять, когда они уже наконец-то рассмеются и скажут, что пошутили.

— Это розыгрыш? Тут где-то скрытая камера? Ну давайте же уже! Заканчивайте! – нетерпеливо воскликнула Люба.

Она начинала нервничать и поэтому принялась накручивать на палец рыжий локон, дергая себя за волосы.

— Обокрала не в материальном смысле, — мягко и фальшиво начал Зиновий. – Но как иначе назвать ситуацию, когда вы уводите у родной сестры жениха.

— Что?! – снова открыла рот Люба.

И вдруг расхохоталась. Правда, смех быстро иссяк, потому что его никто не поддержал. Незнакомцы терпеливо ждали, когда закончится нервная истерика.

— Ну, слушайте, это уже слишком, — ответила Люба, отдышавшись. – Во-первых, у меня никогда не было сестры. Во-вторых, у меня никогда не было жениха! В-третьих, оставьте уже меня в покое! Заберите это платье и дайте уйти спокойно. Где мои джинсы? Я переоденусь и уйду, честное слово!

В груди у Любы разгорался пожар, становилось тяжело дышать. Стены со странным причудливым узором словно давили со всех четырех сторон. А огромная люстра, казалось, висит над головой на тонкой ниточке и вот-вот с грохотом рухнет, осыпав острыми осколками.

— Не знаю, что вы придумали на этот раз. Или так искусно изображаете амнезию. Впрочем, веры вам никакой нет уже давно. Полежите, подумайте. А когда будете готовы продолжить разговор в нормальном русле, позвоните в колокольчик, — стиснув зубы, сказала грузная женщина и жестом указала на диван.

— Как позвонить? – нервно хихикнула Люба. – В колокольчик? Отчего ж не во все колокола!

И истерично икнула, потому что смеяться не могла, а комичность ситуации казалась очевидной.

Старомодная седовласая женщина не стала ничего отвечать и вышла из комнаты. Зиновий тоже кивнул с нарочито вежливым поклоном и развернулся уходить, но Люба схватила его за рукав. От изумления мужчина опешил и так смотрел на ее сжавшиеся пальцы, что Люба не выдержала:

— Ну что вы смотрите, как будто вас щупальца держат! Бросьте уже свои шуточки! Не думайте, что меня никто не будет искать! Немедленно отдайте мне мою одежду и отвезите домой! Или, по крайней мере, дайте уйти спокойно!

— Евгения, — осторожно начал Зиновий и кончиками пальцев брезгливо отцепил ее руку от своего рукава. – Ваше состояние меня пугает. Кажется, вы чересчур пострадали, упав в обморок. Но все образуется. Вот увидите. И, когда вы сможете вести адекватную беседу, мы продолжим.

— Нет уж! Дудки! Давайте сейчас говорить! Или я с ума сойду тут в этой вашей комнате с орнаментами! – возмущенно воскликнула Люба, потыкав в обои с вычурным рисунком. – И кто только такую гадость выбирал!

Зиновий с некоторой опаской посмотрел на девушку. Любе даже показалось, что он испугался. Во всяком случае, в голосе его, действительно, прозвучал испуг:

— Так ведь вы же. Вы же и выбирали.

Люба схватила себя за волосы с обеих сторон и забегала по комнате, причитая:

 — Нет. Я больше этого не вынесу!

Потом резко остановилась и почти по слогам сказала:

— Послушайте. Я. Не. Евгения. Вы меня с кем-то перепутали. Я здесь впервые. Я ничего не знаю ни про ваши обои, ни про каких-то сестер. Ни про даже это платье!

И Люба выразительно потрясла подолом своего одеяния:

— Глядите! Оно мне даже велико! Это – не мое платье. Я нашла его в разрушенном доме.

— Платье это, действительно, не ваше, — спокойно возразил Зиновий.

Уверенность в его голосе неприятно удивила Любу. И она вдруг догадалась, что он скажет дальше.

— Потому что это платье вашей сестры Полины, — тихо и почти зловеще произнес мужчина. – Свадебное.

Последнее слово ударило Любу как обухом по голове. Она поняла, что спорить бесполезно. И лихорадочно думала, как ей выпутаться из этой ситуации. «Давай, давай. Думай, думай. Ты же неглупая девушка», — в отчаянии подгоняла себя Люба. И внезапно решила подыграть.

— Хорошо. Допустим, я притворюсь, что и правда являюсь некой Евгенией с сестрой Полиной. Что от меня требуется?

Зиновий вздохнул с облегчением:

— Наконец-то. Я знал, что вы в итоге будете благоразумны. К чему эти игры. Ведь сколько веревочке ни виться, а конец всегда придет.

— Только давайте вот без вот этих ваших премудростей. Не Чубайс, — раздраженно перебила Люба. – Сразу к делу.

— Не знаком с Чубайсом. Но рад, что вы настроены решительно. И, когда назовете место, мы сможем перейти к следующему этапу.

— Какое место? – в недоумении спросила Люба и с ужасом представила, что сейчас нужно будет распутывать очередной клубок загадок.

Зиновий, действительно, явно боролся с собой. По его лицу было видно, как не понравилась реакция собеседницы. Люба поспешила исправиться, даже вскинула вперед руку, будто предупреждая. И сказала:

— Стоп, стоп, стоп! Окей. Представим, что я знаю какое-то загадочное место. Там что-то нужно найти?

Зиновий поморщился и максимально вежливо, но с нотками раздражения, ответил:

— Я, конечно, рад, что вы пытаетесь вести нормальный разговор. Но можно ли беседовать без ваших обычных причуд? Вы же прекрасно понимаете, о чем идет речь.

Люба решила играть до конца и придала своему голосу томность:

— Ах, ну у меня еще слегка кружится голова после обморока. Поэтому я помню только частично. Не могли бы вы помочь, уважаемый Зинаид?

— Зиновий, — процедил мужчина и противно улыбнулся.

— Ну вот видите, — игриво улыбнулась Люба. – Я даже имена путаю. Что уж там говорить о загадочных местах, про которые я смутно помню. Так вы не дадите мне хоть какую-то подсказку, чтобы восстановить в памяти, что мы там потеряли?

Зиновий с подозрением прищурился, но быстро взял себя в руки:

— Мы не теряли. Это вы спрятали, смею напомнить.

Люба задумчиво почесала переносицу и сделала небольшой реверанс:

— Ах да. Что-то такое припоминаю. Что-то я там припрятала. А вот что – уже не могу восстановить. Память-то девичья!

И глупо хихикнула. Зиновий покосился на нее, прокашлялся и сказал:

— Это не суть важно. Назовите место. Этого будет достаточно.

— Ну вот проблемка намечается. Потому что как бы я ни пыталась вспомнить, ничего не получается. Никак, — улыбнулась Люба и развела руками. – Поэтому придется вам подсказывать мне и подсказывать, пока амнезия не закончится.

Зиновий медленно вдохнул и выдохнул, настолько явно пытаясь овладеть собой, что Люба задумалась: «Интересно, на что он способен в гневе, если так старается не выдать злость? И вообще почему сдерживается? Значит, ему выгоднее оставаться спокойным. А также, видимо, он не хочет испортить ситуацию. Возможно, Евгения на самом деле морально сильнее этого мужичонки в белой блузке».

Последняя мысль особенно рассмешила Любу. Она только сейчас обратила внимание на одеяние Зиновия: широкие старомодные штаны очень черного цвета и кипенно-белая рубашка, которая по фасону больше походила на женскую блузку. «Франтик какой», — похихикала про себя Люба.

Зиновий был либо смущен, либо возмущен таким пристальным разглядыванием. Потому что нервно одернул рукава своей рубашки и с достоинством сказал:

— Негоже вам, Евгения, так пялить глаза на меня.

— Ой-ой! – притворно испугалась Люба. – Вы растаете? Хорошо бы. А то весь этот диалог уже так утомил меня, что сил нет дышать. Кстати!

Ее внезапно осенило.

— Мне не мешало бы подышать свежим воздухом, а не этим спертым среди ваших аляповатых обоев и устрашающих люстр. Продолжим на улице, — решительно заявила Люба и сделала шаг в сторону двери.

Но выброшенная вперед рука Зиновия остановила одним только жестом.

— Не сейчас, — процедил мужчина так сурово, что улыбка слетела с лица Любы.

Впрочем, Зиновий тут же нацепил прежнюю елейную маску. И добавил:

— Меня тоже уже утомил этот бессмысленный диалог. Вы пробудете в комнате до тех пор, пока не назовете место. Позвольте оставить вас отдыхать. Евгения.

Последнее слово он подчеркнул особенно язвительно.

— Слушайте, мне уже это надоело. По какому праву вы распоряжаетесь мной? Даже будь я трижды Евгения! – возмутилась Люба, не желая сдаваться.

Мужчина вдруг усмехнулся, молча поклонился и пошел к двери. Но на пороге обернулся и сказал:

— По тому простому праву, что я – ваш законный супруг. А посему извольте слушаться.

И вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь. Услышав провернувшийся замок, Люба вздрогнула. Она стояла и смотрела на дверь, не мигая. Пытаясь переварить последние слова. И вообще все произошедшее.

Через несколько секунд Люба потрясла рыжеволосой головой, стараясь разогнать странную реальность. Но она не исчезла.

— Нет, это просто сон. Нелепый сон, который сейчас закончится! – воскликнула Люба и изо всей силы ущипнула себя за руку.

Получилось больно.

— Окей. Тогда сниму платье. Это все из-за него! Я уверена! – еще громче крикнула Люба.

И принялась стягивать с себя злополучное одеяние. На удивление, удалось это гораздо легче, чем надеть в том заброшенном доме. Однако еще больше Люба изумилась, когда увидела, что под платьем на ней есть нечто вроде ночной сорочки и старомодных панталон с кружевной отделкой по низу.

«Спасибо, конечно. Но это – тоже не мое! И даже не бабушкино!» — сердито подумала Люба. Правда, снимать не решилась, ибо ничего другого на смену больше не было в обозримом пространстве.

— Ну нет! Я так просто не сдамся! – с совершенно не присущей себе смелостью сказала Люба. – Я вам покажу тихоню! Вы узнаете, кто я такая на самом деле! Спектакль окончен! Может, я и похожа на какую-то Евгению внешне, но только не характером! Такого придурка я бы точно в мужья не выбрала и с удовольствием отдала бы сестре, будь она особенно вредной.

Люба говорила и говорила, лихорадочно осматривая комнату. И только тогда заметила окно. «Как же я сразу не догадалась!» — обрадовалась она и бросилась к нему.

Радость была недолгой. Ведь окно находилось вовсе не на уровне первого этажа. Люба тоскливо посмотрела на деревья, кроны которых раскачивались напротив ее глаз. «Второй… Или даже третий этаж», — прикинула девушка.

Она побарабанила пальцами по подоконнику, разглядывая незнакомый участок. Как обычный житель провинции, не претендующий на большее, Люба просто не понимала, как расценивать это пространство. «Деревья как деревья: яблони и, похоже, груши или сливы. Однако что-то здесь не то», — задумчиво размышляла девушка.

Внезапно ее осенило. И даже похолодело где-то на уровне пяток. Люба поняла: сейчас совсем не осень. Потому что на плодовых деревьях наливались всеми соками плоды. Зелень наполняла горизонт от края до края. В мире царило лето. И этот мир казался старомодным, словно…

— Словно все это происходит как минимум век назад, — тихо прошептала Люба, осознавая, что не ошибается.

И в тот же миг увидела на столике рядом с диваном то, что заставило ее задрожать от ужаса.

03.11.21

(Продолжение следует…)

©Анастасия Настурция Petro

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

12 ответов на “Повести”

  1. Любое Ваше произведение читается на одном дыхании. Хотелось бы конечно прочитать повесть сразу целиком, но так даже интереснее, заинтриговали.  С нетерпением жду среду.

    • Спасибо вам огромное за ваш отклик! Это очень вдохновляет! Буду стараться!

  2. Мы очень ждали!
    Что ж, интересный поворот)
    Легко, но со стилем написано.
    «Она спешила броситься под раскидистый шатер плакучей ивы ..»💚 =как красиво!
    Готовим сушки и ждем продолжения 😉

      • Эхма!!! Очень добрая повесть, мне понравилось, удивительный Вы человек, Анастасия! Так все складно да ладно, приятно узнавать Ваших героев и ждать новых встреч!

        • Евгения, благодарю от всей души! Вы прямо очень вовремя написали. Потому что я сегодня думала: продолжать ли повесть или написать рассказ. В итоге выбрала второе. Но на следующей неделе теперь хочу написать третью главу.

  3. Интересный разворот событий, ожидала всего пока читала, только не сближения сестер. Спасибо , Настенька, жду продолжения с нетерпением💕

    • Евгения, спасибо вам огромное! Для меня очень важный комментарий по сюжету.🌹

  4. Анастасия, желаю Вам дальнейших творческих успехов!!! И никогда не сдавайтесь, Вы на правильном пути!!! И помните, что всегда будут те читатели, которые ждут творческую среду и пусть не всегда успевают сразу выразить восхищение. Но они всегда с Вами. И дай Бог Вас заметит самый крутой журнал и Ваши замечательные произведения будут известны широкой публике🌺🌺🌺

    • Наталия, спасибо вам огромное! Как я счастлива, что есть такие читатели! Вы очень согреваете мне сердце и вдохновляете! Какие чудесные пожелания!🙏

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *